Tawe
Только красота и массовые расстрелы спасут этот мир
Наши разъезды по Псковской и Новгородской областям затянулись до поздней осени. Так ничего и не купив, мы смирились с мыслью, что по весне придется начинать поиски по новой. Однажды, придя домой с работы, я в аське обнаружила сообщение от мужа со ссылкой на Avito. Там, в разделе продающейся недвижимости, висело объявление о продаже дома. Вот оно, дежа вю.

В начале осени мы пытались купить дом, по месторасположению и приметам до боли похожий на описанный в объявлении, отличались они лишь ценой (в объявлении она была существенно ниже) и контактными лицами. Тогда сделка не состоялась. Девица, отрекомендовавшая себя как частное агентство недвижимости, сначала пыталась продать нам два кошмара по совершенно невменяемой цене. Когда мы отказались, она показала нам именно тот дом. И хотя цена на него была великовата, он нам приглянулся. Все испортила барышня. Сначала она очень упорно расхваливала себя. Настолько упорно, что у нас появились сомнения. Сомнения усиливались еще и оттого, что говорила она одно, а ее жесты и мимика кричали совершенно о другом. Под занавес она прислала нам копии докуменов, в которых собственником дома выступал двадцатилетний юнец, хотя в разговорах о хозяине дома говорилось, что ему за сорок. Когда мы удивились еще один раз, она стала нам говорить, что дом действительно принадлежит не ему, он просто его продает по доверенности. Наши сомнения переросли в уверенность, что нас хотят кинуть. Поэтому когда нам было сказано по поводу сделки: «утром – деньги, вечером – стулья», мы отказались и стали настаивать на другой форме договора купли-продажи – с передаточным актом, когда риски обеих сторон сведены к минимуму. Поломавшись барышня согласилась, но в назначенный день на сделку не пришла. Не отзывалась она и на телефонные звонки.
Возможно, в другой ситуации мы бы огорчились от того, что намотали 500 км чтобы попить чаю на автовокзале. В данном же случае, у нас камень с души свалился. В очередной раз сказав «все, что ни делается – делается к лучшему», мы в самом прекрасном расположении духа поехали обратно.
И вот вновь этот дом… Я предложила созвониться, мотивируя тем, что и цена ниже, и человек другой, скорее всего дом продает действительно хозяин. Муж согласился. В результате он договорился на выходные ехать в Псковскую. И только потом сообразил, что на выходные выпадает мой день рождения. Я сказала: «Плевать – нужно ехать, а день рождения все равно отмечать не собираюсь».
И мы снова уехали, никого не предупредив, и возложив обязанность отвечать на телефонные звонки на дочку. В Псковскую приехали уже затемно. Нас разместили на ночь в гостевом домике, предупредив, что около дома стоят клетки с енотовидными собаками, которые (собаки) по ночам могут кричать. Собаки не кричали, а изредка поскуливали, совершенно нам не мешая. Как только выключили свет, раздался громкий шорох из угла комнаты, заставленного коробками. «Мышь!» - сообщил мне муж. «К нашим бутербродам подбирается!» - ответила я. Пришлось вставать, включать свет и убирать пакет с едой на стул. Как только выключили свет, вновь раздался шорох. Я включила фонарик. В его луче мы увидели крупную, самодвольную, конкретно ушастую мышь. Она даже не пыталась убегать, замерев в луче света. Попозировав немного и, видимо, поняв, что еды ей не обломится, мышь лениво упрыгала за коробки и больше не донимала.
Утром хозяин усадил нас в свою тайоту и повез показывать дом. Да-да, это был именно тот дом. Андрей (так звали хозяина), рассказал, что по осени ему одна знакомая предлагала помощь в продаже дома, но так и не продала. Мы сказали, что уже пытались купить этот дом у его знакомой. Но, видимо, она была в этом не очень заинтереосвана. На лице Андрея промелькнуло измление, видимо он был не в курсе – почему сделка не состоялась. Смотреть дом с пристрастием не было смысла, мы его уже видели. Заглянули только в подпол, чтобы понять – есть ли фундамент под печкой. Фундамента не было, вместо него под полом лежало в качестве перекрытия бревно ТАКОГО диаметра, что за печку можно не беспокоиться.
Андрей немного повозил нас по округе, показывая местные достопримечательности. В том числе и сероводородный родник, которыми богата эта местность. Кстати, колодец около дома тоже родниковый, и тоже с легким запахом серовдорода, который улетучивается чере 15 минут.
Мы поинтересовались – когда будем оформлять сделку. Время близилось к полудню. Андрей сказал, что не уверен, что мы успеем оформить все бумаги. Мы предложили попробовать и оформить хотя бы часть, чтобы не отпрашивать на работе снова. Андрею хотелось продать дом в той же мере, что нам – купить. Он созвонился со своим знакомым, разбирающимся в оформлении сделок с недвижимостью, и мы поспешили в районный центр. А дальше события развивались с невероятной быстротой, у меня было ощущение, что нам помогает кто-то свыше. В регистрационной палате начинался обед и нотариусы дружной толпой уходили на улицу. Ребята зашли в одну из комнат, о чем-то поговорили с еще не ушедшим нотариусом, и та согласилась нам все оформить. Заминка возникла лишь один раз, когда выянилось, что я не взяла с собой свидетельство о заключении брака. Я уже собиралась звонить дочке, чтобы она сфотографировала свидетельство и переслала картинку по почте, но нотариус, хитро посмотрев сначала на нас, а потом на Андрея, сказала: «Ладно, пойдем навстречу деревенским жителям». Чере полтора часа, львиная доля котрых была потрачена на стояние в сберкассу для оплаты госпошлины, все было завершено. Андрей и его друг сказали что-то вроде: «Так не бывает!». Но расписки на руках говорили совсем о другом.
В город мы вернулись вечером. Мне перезванивали все, кто пытался поздравить меня в выходные, интересовались – где мы пропадали. Я, боясь сглазить, отвечала уклончиво.
А еще через две недели нам пришла смс-ка от Андрея о том, что сделка зарегистрирована.
И с этого момента начался отсчет дней.

@темы: Житие мое